в начало о театре репертуар афиша фестивали труппа новости контакты

ссылки

 Газета "Крымские известия", 27.04.04

Кукла в руках Мастера

_______________________________________________________________

  В этом году Крымскому театру кукол исполняется 65 лет. За это время: менялась актерская труппа, пополняясь, молодыми талантливыми специалистами; уходили или приходили режиссеры и художники, но люди посвятившие свою жизнь кукле, настоящие мастера-кукольники живут и работают в театре по сей день. Именно о таком мастере, великолепном актере и просто добром человеке Георгии Николаевиче Мартьянове хотелось бы поговорить.

Для будущей жизни мы собираем коллекцию предчувствий и снов… Вот так и я таскаю за собою сон детский, черно-белый… Мне снилось, будто я брела по снегу в одном промокшем башмаке. Мне было холодно и как-то… но появился вдруг прохожий странный, одетый в белое пальто. Лица не помню, разве что глаза - такие теплые, живые… Прохожий утешал меня и доставал из карманов апельсины, белые апельсины… И стало мне тогда так радостно - смеялась я, смеялся мир… Снег оказался не снегом, а перьями каких-то странных белых птиц. Я точно знала, перьями набьют подушки, чтоб детям снились лишь цветные сны… "Жизнь - это сон, виденье - вот реальность" - говорит Ворон, главный герой спектакля Крымского театра кукол "Хомячок и Северный Ветер", чей образ талантливо воплотил актер Георгий Мартьянов. Он не просто актер - он Мастер, отдавший театру всю свою жизнь…А еще у него глаза прохожего из моего детского сна - такие теплые и добрые… Да и сам спектакль "Хомячок и Северный Ветер" созданный удивительным творческим тандемом режиссера Сергея Брижаня и художника Михаила Николаева, по своей энергетике, богатству поэтических метафор напоминает сновидение. театре по сей день. Именно о таком мастере, великолепном актере и просто добром человеке Георгии Николаевиче Мартьянове хотелось бы поговорить.

Это история про встречу двух противоположных по своей сути существ: про Ворона, который парит в эмпириях и про Хомячка, такого умного, земного, мечтающего и доме и тепле; эта история про их дружбу и неизбежность расставания. И звучит она так проникновенно, благодаря дуэту мастеров театра Георгия Мартьянова и Антонины Азаровой.театре по сей день. Именно о таком мастере, великолепном актере и просто добром человеке Георгии Николаевиче Мартьянове хотелось бы поговорить.

Завораживает скрупулезная работа кукольников с предметами: четкий ритм, музыкальность, эмоциональная насыщенность в лаконичных движениях. Медленно, в тягучем ритме сновидения, Мартьянов одевает странную шляпу - клетку, ловушку для снов. Актер берет в руки маленькую бутафорскую скрипку, взмах смычка… Он играет с таким исступлением что кажется, все тело пронизывают звуки… Актер отдает скрипку и берет куклу Ворона, и здесь он и кукла остановятся одним целым, словно срастаются. Сквозь тонкие, нервные, умные пальцы актера струятся импульсы и токи, кукла оживает. Мартьянов поднимает куклу Ворона над помостом, иллюзия полета… И уже не понимаешь, толи актер управляет куклой, толи кукла актером. театре по сей день. Именно о таком мастере, великолепном актере и просто добром человеке Георгии Николаевиче Мартьянове хотелось бы поговорить.

Кукольник в процессе действия становится художником, он "рисует" куклой в пространстве. Мартьянов удивительно тонко выстроил психологический рисунок роли. За каждой фразой Ворона таится множество подтекстов, он использует темпоритмические замедления и ускорения речи, и этим создает необходимый эффект воздействий на партнера. Один поворот головы актера, словно линия, перечеркивающая белизну и спокойствие пространства. И невольно вспоминаются слова из толстовского "Холстомера": "Старость бывает жалкая, старость бывает величественная, старость бывает и жалкая и величественная одновременно". Именно такая старость у мартьяновского Ворона. Врезается в память лицо актера: горечь улыбок, их апельсиновые судороги, а еще глаза, такие у детей и у мудрецов, прощающие и прощающиеся…театре по сей день. Именно о таком мастере, великолепном актере и просто добром человеке Георгии Николаевиче Мартьянове хотелось бы поговорить.

Можно описывать каждое движение, которое Мартьянов делает своей куклой и удивляться, что не одно не сделано формально, без души. Это воистину та особенная органика, которой обладают талантливые кукольники - органика насыщенная жизнью. И дело здесь не только в кукловождении, дело в личности, в "нутре" актера. Работая с куклой Мартьянов не утрачивает своей природы, а напротив синтезирует ее с образами, которые ему диктует кукла, актер практически не прибегает к трансформации голоса, что так привычно, (но не всегда хорошо) для театра кукол. Манера произношения текста несколько отстранена - настоящее сновидение, интонация находиться на грани словесного и бессловесного. И в этом воздухе невысказанного так ощущается мартьяновская грусть и доброта… "Жизнь - это сон, виденье - вот реальность". Когда после жизни, очнувшись ото сна, в белой пустоте неведения я нарисую профиль птицы белокрылой, птицы Мастера Георгия Мартьянова и конечно теплые, добрые его глаза…

О. Дмитриева 



Tnx.net